Мистический мир художника 27 21/12/2011 27/07/2012

Энергия мифа

Художник Иван Жупан состоялся. В искусстве он имеет свои задачи, виртуозно владеет сложнейшей техникой, обладает безудержной фантазией, подпитанной глубоким переосмысление мифологии. Эстетика его произведений сложна, но искреннее чувство долга художника служить высоким идеалам, попытка донести до зрителя свое видение мира свидетельствуют о большой творческой натуре.
Художник начал рисовать рано. В юности он увлекался живописью, графикой, керамикой. Встреча с закарпатским художником Павлом Бедзирем определила его дальнейший творческий путь. Эта встреча сориентировала художника в стилистическом направлении, помогла освоить новую технику, ее возможности и средства выразительности, подсказала выбор жанра, способного наиболее выразительно реализовать творческие задачи и эстетические взгляды. 
Так появляются мифологические пейзажи, царапанные по загрунтованному листу, мистически реалистичные, экспрессивные. Техника царапки уже широко распространилась. Ее суть заключается в грунтовке листа и процарапывании композиции иглой по грунту. Художник экспериментирует с несколькими слоями грунта, затем берется за иглу, намечая всю композицию. Штриховки разного направления, различной ширины - это уже "отделочные" работы, благодаря которым достигаются эффекты объема, многоплановости пространства. Штриховкой расставляются акценты в светотеневой моделировке образов и создают основные эффекты эмоциональной окраски произведения. Натурные зарисовки карандашом, сделанные в Закарпатье, в Крыму, под Санкт-Петербургом, переосмысляются и превращаются из набросков и этюдов в сложные и ритмичные композиции. Они также необходимы, как, например, художнику, задумавшему создать многофигурную жанровую картину, в которой должны передаваться и индивидуальность, и эмоции, и черты характера каждого персонажа. Непроходимые чащи с переплетающимися ветвями и корнями, искореженными стволами стараются скрыться от посторонних любопытных глаз. Как будто леса - исполины удалены от нас не в пространстве, а во времени, перенесены из мира сегодняшнего в мир древний, населены странными существами-символами света и мрака, добра и зла, жизни и смерти. Чисто композиционными приемами создается ощущение, что деревья-гиганты уходят корнями в землю и упираются кронами в небесный свод. Особое внимание уделяется свету: он - то зыбкий, ирреальный, то звонкий и яркий просачивается сквозь ветви и корни. Но самый неожиданный эффект - это "обратная перспектива" света. Интенсивность света увеличивается от переднего плана вглубь листа. Взгляд из мрака в ярко освещенные дали одухотворяет все произведение, придает ему особый философский смысл.
Ирина Бесстужева, искусствовед.

Альбомы автора